?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: путешествия

В первой газетной статье, которую я прочла на иврите, приводились данные статистики. Оказалось, что 85,6% израильтян хотят поменять место жительства, 67,8% - работу, 74,5% - спутника жизни, но при этом 99,7% абсолютно и бесповоротно счастливы. Помню, что эти цифры показались мне тогда странными. С тех пор прошло двадцать лет, но понятней они не стали.

А жизнь в Израиле, справа-налевой стране, где замечательно быстро сохнет белье, где в общественных туалетах уютно и вкусно пахнет ванилью, где нет отчеств, все на "ты", а мужчины напрямую выкладывают свои намерения, какими бы те ни были, и даже придумали для этого специальное слово "дугри", которое считают комплиментом, где на фоне ежедневных терактов царят разгул человеколюбия и шабаш демократии, где прогноз погоды почти всегда "очень жарко", где солдатский рюкзак называют "чимидан", а пирожные безе – "поцелуи", где евреи впервые оказались большинством и тут же разделились на ашкеназов и сефардов, русских и марокканских, левых и правых, плохих и очень плохих … Словом, жизнь в нашем крошечном, безумном и прекрасном одновременно государстве продолжается – что само по себе чудо.Read more...Collapse )
Я вернулась из Италии и мне в первый раз не хочется ничего рассказывать. Хотя я здорово подготовилась - все три с половиной пришедших в голову мысли записала на айфон, а все что понравилось глазу - на никон. Но все восемь дней спина болела так, что я передвигалась согнутой в форме буквы Г, а каждые сто метров падала на тротуар и там практически лежала. Фототур оказался кровавым, и вспоминать эту битву за урожай пока не хочется.

Вместо этого начну постить фотки, которых чем дальше, тем все больше удачных. Размножаются как кролики - видимо пора ужесточать критерии. Но они мне все нравятся!!!


Венеция и ее неэпически фотогеничная вода. Говоришь себе не снимай, это пошлость, а... Ну короче вот она, фотографическая "занималась заря":


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках




Посмотреть на Яндекс.Фотках
Эту юзершу, malka_lorenz я не люблю, она очень злая. Но как видит, просто мороз по коже от этого нечеловеческого, запредельно глубокого видения!

Ну вот развелся он, мечта сбылась, живем вместе. Все как я хотела - вечером приходит, в дверях обнимает. Потом сидим на кухне, он ест, я улыбаюсь. Потом спать. В субботу по магазинам, в воскресенье блины. Он каждый день все рассказывает - что на работе, куда поехать и что надо поменять наконец зимние ботинки. Я про эти ботинки уже слышать не могу. И что самое ужасное - это ведь теперь всегда так будет, это никогда не кончится.

- Нет, что он разведется, я и не ждала, зачем. Мы же вместе. Я его вижу каждую неделю, каждый четверг заруливает во двор черная машина, потом мы полчаса едем до гостиницы. Я эту гостиницу уже видеть не могу. Сперва мы ляжем, потом принесут ужин и мы его съедим, потом еще раз ляжем, потом он расскажет, что нового на работе. И так каждый четверг. Знаешь, что самое ужасное? Что так будет всегда, никогда ничего не изменится.

- Я, знаешь, от него ничего такого и не требовала. Пусть бы только был, не уходил. Как живу теперь? Ну как-то живу. Ищу в интернете, что у него нового на работе, собираю по крохам, делаю выводы. Вздрагиваю, когда какая-нибудь черная машина заезжает во двор. Я эти черные машины уже видеть не могу. Ну как не пыталась, конечно пыталась. Не могу ни с кем. Да я и привыкла уже. А самое ужасное - похоже, так будет всегда, и ничего с этим не сделать.

- Конечно, я скучаю. Каждый день одно и то же. Сходила на работу, в доме прибрала, сготовила чего-то, а уже и спать пора. А в воскресенье к нему. Все ему расскажу. И он мне все расскажет, что у него нового. У него там хорошо, никого нет. Там сосны, стрекозки летают. И он меня слушает. И главное - это никогда не кончится, это теперь так будет всегда.


http://malka-lorenz.livejournal.com/210115.html

Почти библейский сюжет

Ушла на свидание с юным начальником охраны по имени Авирам. Мне нравится его имя, должность и то, что он называет меня "махшефа" - колдунья.

Любовь к экзотике меня погубит - сама знаю
... но Энди приставляет мне пистолет к виску и я успокаиваюсь

Это случилось в те далекие времена, когда выше 28 улицы не было ничего - кроме конторы Гаммерштейна да индейской тропы на Бостон.

И было постановлено на первом женсовете между Евой и ее невесткой из земли Нод: да пребудет женщина для другой женщины прозрачной как стекло, которое еще предстояло изобрести, и компенсирует себя тем, что составит загадку для мужчины.
Если бы я не уехала в Израиль, я бы обязательно уехала куда-нибудь еще. Ощущение законченности определенного этапа в жизни было мистически четким – как никогда до этого.

Те кто меня не любят, утверждают, что мои мягкость и женственность напускные, а глубоко внутри я жестка, практична и всегда упаду на четыре лапы. Может в чем-то они и правы. Потому что почувствовав направление ветра я всерьез и взаправду занялась обустройством переезда. Путь, который я выбрала в девяносто затертом году в моей украинской глубинке был фантастически авантюрным: я задумала выйти замуж за американского миллионера. Дело осложнялось еще и тем, что ни компьютера, ни английского у меня не было. Но зато была подходящая профессия и кое-какое имя. И я отправилась в брачную контору и написала о них правдивый и жизненный материал. С цитатами из писем бывших искательниц приключений, а ныне зарубежных миллионерских жен. Город невест Днепропетровск прочел статью и загорелся идеей матримониальной эмиграции, а я получила бесплатный доступ к адресам самых лучших из имевшихся в наличии женихов, а заодно и к компьютеру этого богоугодного заведения.

И тут пошла такая жаркая работа, какой мне еще никогда не приходилось озадачиваться. Во-первых предстояло выбрать подходящих женихов из более чем тысячи потенциальных претендентов. Их я дифференцировала по возрастному, образовательному и географическому признакам. В список попали обитатели Нью-Йорка, Бостона и Калифорнии - главных очагов американской культуры в моем тогдашнем представлении. Европейцы и жители других государств были отметены сразу – мононациональные страны не годятся для эмигрантов, рассудила я и как показала практика разумно рассудила. Из оставшихся были выбраны обладатели докторской степени в любой области знаний. Так я одним махом расправилась с проблемой глупости американцев, ярко обрисованной нелюбимым мною, но все же имеющим определенный опыт Михаилом Задорновым. Оставшимся 50 претендентам я отправила одно и то же трогательное письмо, где говорилось, что я полна любви и нежности, а для дочки Маши и кошки Кузи этих запасов ( любви энд нежности) многовато будет. И что именно к представителям великой страны Америки меня влечет с нездешней силой. По расчетам опытных консультантов из богоугодной конторы я должна было получить максимум 10 ответов – что было уже вполне человечным числом.

Но они недооценили мой писательский талант – на брачный призыв отозвались более тридцати граждан США! Ох, ребята, что вам сказать… Переписка с тридцатью женихами на остатках школьного инглиша и при помощи мягко говоря неосвоенного, а грубо выражаясь недоступного моему пониманию и доси компьютера не была пикником. Я ходила с синяками под глазами, на работу практически забила и овладевала английским просто на глазах. В конце концов через месяц этой пытки из моря неизвестности выплыла моя американская мечта и материализовалась под именем Джей Мор (настоящее имя Яир Морешет, но этого я тогда не знала).

Джей отвечал всем моим требованиям: он был умен, ироничен, работал главным аналитиком такой известной компании хай-тека. что название я даже не решаюсь воспроизвести – боюсь, что многие ее знают. Джей жил под Бостоном в трехэтажном стеклянном доме. На тридцати гектарах его угодий текла река, колосился лес, бегали зайцы и косули. Джей любил наблюдать за этим круговоротом природы из окон своего замка – особенно когда падал снег. Уже потом он мне рассказал, что до сорока с лишним лет безвылазно жил в Израиле, прошел все войны, сделал карьеру и был в общем счастлив. Но выехав в первый раз за границу – а это была не просто заграница, а Тоскана! – он вдруг понял, что прожил всю жизнь в пустыне и страстно захотел изменить это положение дел. И как видите, изменил – в рекордные сроки. Услышав это, я тут же поняла, что именно о таком супермене я и мечтала – человек дела, блин!

Но это было потом, а пока мой виртуальный роман набирал обороты. Я бегала к компьютеру каждый божий день, включая выходные – за два километра, по гололеду! Там меня ждали письма далекого друга, где сложными заграничными словам описывалась моя несказанная прелесть и чувства, которые эта самая прелесть в нем пробуждала. Поскольку пользоваться компьютером я еще только училась, к этой истории автоматически подключились почти все мои сослуживцы – машина в редакции была одна. И кстати, к вопросу о женской дружбе – почти всех подруг я после этого лишилась. Вынести мою сказочную удачу сумели немногие из них – честь им и хвала!

Продолжу чуть позже - ждите!:))

Apr. 25th, 2005

Один дома - Маха уехала фестивалить на пляж Ницаним. Чисто кругом. Пусто. Даже не знаю, что с такой свободой делать...

Про Якова

Яков А. – самый удивительный мужчина, из всех, кого я встречала в жизни. В плохом смысле этого слова. И в хорошем тоже. У него десять – или сто – женщин одновременно. Он им почти не врет. То есть врет немножко – поначалу, для затравки. Он пишет десятки смс-ок в час, рассказывая им, какие они необыкновенные (astonishing lady!) и как сильно он их хочет – прямо сейчас, в эту минуту!

Он готовит потрясающие блюда, потому что он француз из Парижа, и парижанином останется – несмотря на 30 лет в Израиле. Он "гуляет" их (женщин) по Иерусалиму - и в заграницу тоже. Он способен заниматься любовью часами – властно, нежно и изобретательно. Он просто окутывает теплом - и застарелые комплексы тают на глазах и выходят наружу слезами счастья.

А потом он решает поразнообразить жизнь сексом втроем. И поздно вечером в его окруженный розами иерусалимский домик проскальзывает юноша - красивый, как герой 1001 ночи. Он сбрасывает одежду, и его смуглое тело сверкает отблесками луны. Мальчик так юн, так нежен и порочен одновременно! Пока мы ликуем и предаемся разврату под портретами дедушек-раввинов, Яков вдумчиво наблюдает за нами. У него пристальный взгляд исследователя… и отеческий тоже.

А раввины на стене укоризненно качают головами, в их религиозной "шхуне" такие игры совсем не приняты.

Затем приходит время отдавать долги: отчего бы нам не пригласить в постель еще одну женщину, спрашивает Яков – просто давнюю знакомую, "совсем некрасивую, не то что ты. Жаль ее, она так просит и даже приготовила целую кастрюлю замечательной пасты "болонез" – специально для тебя".

Дальше рассказывать не хочется - банальные групповухи, попытка суицида и холодное осознание своего места в его жизни уже не за горами

Яков говорит: нет любви – есть лишь доказательства любви. Он предлагает плюнуть в глаз тому, кто скажет, будто на свете существует что-то, кроме еды и секса – именно в таком порядке.

Он был старшим ребенком в многодетной семье "досов" и всегда полагался только на себя. И все остальные дети полагались только на него. В 10 лет он пропутешествовал поездом в Лилль и обратно – никто его отсутствия даже не заметил. Когда он разуверился в чувствах и поверил в ощущения не рассказывает – но я не теряю надежды это из него вытянуть.

А пока – нет у меня более надежного, заботливого и очаровательно-циничного друга. Готового всегда прийти на помощь. Не жалеющего ни денег, ни времени. Не требующего секса.

Если, конечно, удается до него дозвониться.