?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

«Дуракам лишь клад дается» — записал в текст народную поговорку поэт Ершов. Это удивительное наблюдение, кажется на первый взгляд, совершенно алогичным, нелепым, но оно истинно. Почему клад и шире взяв — богатство — даются «дуракам»? Есть их евангельское определение -«нищие духом» — менее грубое, но суть та же.

У дурака есть одно любопытное свойство — начиная какое-либо дело, он не думает обо всех предстоящих сложностях, препонах, преградах, которые «умный» заранее расставит на своем мысленном пути. В силу этого у народного «дурака» сложное оказывается простым. Но, казалось бы, это его личное дело: не видишь стены — не значит, что лбом не треснешься! Однако — что за чудо! — «дурак», стены не видя, проходит ее насквозь, даже не заметив, и не только в сказке — сплошь и рядом в жизни. Успех получается у него сам собой — видимо, и стена, хорошо видная «умным» на самом деле была воображаемой, самосозданной в сознании, иллюзорной.

Это свойство — выпадение удачи, особенно коммерческой, духовно тупым натурам — не случайность и не «подсуживание небес». Мир зависим от наших представлений о нем, и чем больше духовно утонченная натура видит для себя в мире препятствий, тем больше их (по её же заказу!) возникает. Например, если перед рафинированным интеллигентом поставить проблему: «начни торговлю» — то он придумает вам тысячи причин неуспеха заранее: и сговор на рынке, и мощь оптовых поставщиков, и рэкет, и неустойчивую алчную власть, и еще множество факторов. Но мы зачастую видим, как сосед этого интеллигента, учившийся в школе для слаборазвитых детей (даже и так бывает!) вдруг открывает торговлю и успешно её ведет, потому что в силу своей тупости и неразвитости воображения не думает о предстоящих трудностях.

Мы со злорадством смотрим на «дурака»: мол, не видит капкана, сейчас в него и угодит! Он проходит — и капкана не оказывается на месте. Мы идем следом — и попадаем в «долгожданный» капкан.

.
Обитатели Тель-Авива страшно напоминают мне "Сказку о потерянном времени". Ну, там где пятиклашки нагрубили волшебнику и он их резко состарил – лет на 60. Но они все равно остались пятиклашками и продолжали прыгать через веревочку и плеваться жеваной бумагой.

Эти старые и очень старые девочки, увешанные многоярусной бижутерией, вечные юноши-геи под 70 в белых брюках, длинноногие полоумные русские алкоголички в мини-юбочках - без возраста вообще, и прочие, и прочие и прочие офигительные совершенно персонажи.

Часто вижу одного … старика? Да нет, так нельзя сказать, хотя ему явно 60+. Он всегда ходит в шортах, белых носочках и бейсболке козырьком назад. Походка такая… подпрыгивающая и вразвалку одновременно. Изо рта постоянно торчит палочка от леденца, который он там внутри обсасывает. И целеустремленный, мальчишечий взгляд, якобы никого не замечающий, но на самом деле внимательно следящий за тем, как его воспринимают прохожие.

Надеюсь, он так и умрет, не узнав толком, что делается вокруг.

Портрет в перспективе

С. был изящен, остроумен, эмоционален, он писал стихи и закатывал роскошные скандалы - как буквально итальянский жиголо. Его любили бухгалтерши, бизнесвимен и даже одна женщина зубной техник- журналист.

Что неудивительно, ибо в украинской глубинке поэт значил гораздо больше, чем поэт, а также токарь, пекарь и водитель самосвала.

Детей у С. не было. "Я хочу сам есть первую клубнику" - так он объяснял эту свою особенность немолодой уже жене. А той приходилось соглашаться - практичные женщины шило на шило не меняют.

Теперь С. живет в Нью-Йорке. Скандалов не катает - некому. Клубники в суперах завались - круглый год и недорогая. Детей тоже можно приобрести, но на эмигрантское пособие не купишь и самого завалящего дауненка.

Да и годы уже не те - в 60+ пора подумать о душе, о городе-курорте Майами, об "принять ислам" наконец...
Вечер с Хазановым на НТВ. Пришла к нему в гости Проклова Елена - девочка из моего детства и девушка из юности. Что-то с ней сделали совершенно неправильное - у нее ни одной морщины вообще, губы пухлые как у негра и дебильная улыбка. Боюсь, этот боттокс (или как его) влияет на мозги. А может быть она решила что с голливудской внешностью можно расслабиться и понесла такую дикую чушь, что всем стало неловко. Хазанов кисло улыбался и безуспешно пытался скрыть отвращение.

Потом власть кардинально переменилась - появились Дуня с Таней и поэтесса Мария Степанова. Три умницы с пронзительным глазом час обсуждали моральные подоплеку творчества Цветаевой. А проще говоря - можно ли писать стихов за счет детей? Оказалось, что еще большая умница Марина Ивановна Цветаева привязывала младшую девочку за ногу к стулу и шла с Ппастернаком (кажется) на чердак - курить и говорить о возвышенном. Девочка в конце концов умерла. А Цветаева самый пронзительный и талантливый поэт, причем не вообще, а из этой самой четверки небожителей.

Мне стало так грустно от всего этого, что я выклюжчила телек и заснула. Начинаю понимать тех, кто его выбросил раз и навсегда.

Мемуар

Бабушка любила и умела болеть. Она лежала, раскинувшись на подушках, закатив глаза и стонала: Ы-ых, как мне дурно, как мне дурно! Впрочем, через несколько минут бабка обычно выходила из образа – глаза округлялись, а выражение лица становилось деловитым: - Федя, ты колонку выключил? – озабоченно спрашивала она. Получив положительный ответ, откидывалась удовлетворенная на подушки и продолжала: Ы-ых, как мне дурно!

Бабушка умерла в 85 лет от перелома шейки бедра. Вскрытие показало, что она была совершенно здорова – если не считать серьезных и необратимых склеротических изменений в мозгу.

Сказать, что я ее не любила – значит ничего не сказать.
Купила очередную книгу воспоминаний Тэффи. Не поленилась начать с предисловия и узнала, к своему удивлению, что у милой и юморной писательницы было трое детей, которых она бросила на первого мужа. И ушла ко второму, гражданскому, с которым и вела свою милую и юморную светскую жизнь.

Много думала. Что-то у меня в голове не стыкуется - хороший ведь человек, по всему написанному видно, а вот такое утворил.

А может это и есть плата за нормальную жизнь в соответствии со своими склонностями и установками. Все равно ведь благодарности от них (детей) никогда не дождешься - так фиг ли всю жизнь на них тратить?

Apr. 15th, 2005

Похоже, что балбес Липовецкий и правда меня любил. Много лет назад, еще в институте. Когда я выходила замуж за Вовку Зуева – 194 см роста, больше центнера веса, по кличке "Папа" – он в тот же день устроил свою "липовую" свадьбу, чтобы дезориентировать моих гостей. А потом сочинил злобную поэму и пустил по рядам на общей для всего потока лекции по марксизму. Из поэмы я запомнила одну строчку: "А рядом у авоськи бежит за Папой моська\ Хорошенькая моська, Алиной звать ее".

Позавчера звонил из Германии и поздравлял с Днем космонавтики. Ну и с днем рождения – так, между прочим. Я его спросила: "Витька, ты хоть перед смертью перестанешь ехидничать?"

Вообще, перефразируя классика, могу сказать: меня любили балбесы, дон-жуаны и даже один мужчина - иранский шейх. Который на самом деле был балбесом и дон-жуаном одновременно.