?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: животные

С дядей Эйзером я познакомилась тут, в Израиле. Хотя "познакомилась" - это не совсем точное слово, ведь он умер много лет назад. И тем не менее...Read more...Collapse )

Для чего еврею попугай?

История с Ходорковским напомнила мне роман Фейхтвангера "Еврей Зюсс". Там финансовый магнат Исаак Ландауер в засаленном лапсердаке все спрашивал у роскошного позолоченного царедворца Зюсса: "Скажите, реб Иосиф, для чего еврею попугай7" В смысле зачем нарываться и демонстрировать плебсу свою роскошь и могущество. Оказался прав, старый мудрец - Зюсс кончил свои дни на плахе. Дай Бог силы и мужества Михал Борисычу.

Кеашер ану бану...

А потом мы долго плыли на теплоходе. Он назывался «Дмитрий Шостакович» и шел из Одессы в Хайфу - такой большой,красивый и совершенно бесплатный для нас. Вообще я долго не могла понять и примириться с тем, сколько всего бесплатного существует по дороге в землю обетованную. Это было непривычно и о-очень подозрительно. Ну с каких таких яблок, скажите мне пожалуйста, нас тут кормят, поят да еще и развлекают?

А члены экипажа – очень живописного, шведско-украинско-мозамбикского и еще какого-то - объясняли мне, что их организация хочет собрать всех евреев в положенном месте, потому что сразу же после этого наступит царство божие на Земле. И что есть люди, которые жертвуют на это деньги, и люди, которые для этого трудятся – например, они. Как вам это нравится?

И они работали – Джек из Уганды, Толик « с-под Ровно», Майкл – соотечественник Андерсена - радостные, уверенные в себе и в своем деле, с огоньком ,слегка безумным, по-моему, в глазах. А мы, пассажиры - мы вкусно ели, много спали и плыли. Неизвестно куда, непонятно зачем. Забавно: я-то думала, что я одна такая – еду в полную неопределенность, даже город еще не выбрала. А другие , эти хитрые и пробивные другие, знают все наперед, все продумали и распланировали , и вообще их ждет на берегу целая армия родных и близких, а у меня –то родственников - всего дочка Маша да кошка Кузя! Но на самом деле растеряны были все, и даже те, которые выглядели очень деловыми и знали разные местные слова типа «мисрад клита», « битуах леуми» и «Офаким» все равно не знали главного: что они будут там делать?

Впрочем, был среди нас человек, который знал абсолютно точно, чем он займется в первые же дни. Девочка Поля, с большим животом и сикстинскими глазами, плыла на корабле совсем одна. Ее мужа , калмыка Шарикова, действительно не пустили в Израиль – уж не знаю по какому-такому праву. И она ехала, полная решимости вырвать его из цепких лап израильского консульства – любой ценой.

- Саша такой мягкий, к жизни неприспособленный … Как он там выкрутится без меня - просто не представляю!

Да, у этого ребенка была за плечами хорошая школа – никакой Израиль ей, по-моему, уже не страшен.

А «Дмитрий Шостакович» плывет и плывет – со всеми своими кошками, собаками, евреями и мозамбикцами. За бортом становится все теплее, зима превращается в лето прямо на глазах – как в сказке Маршака. И некоторые, особо закаленные, уже купаются в бассейне на верхней палубе - с видом на Средиземное море!

Проплываем Турцию – беленькие домики среди скал, очень оживленно. Что мы знаем про Турцию? Ага, вот: «не нужен нам берег турецкий и Африка нам не нужна…». А почему собственно? И как странно, что раньше все эти глупости казались нам совершенно естественными .

- Это что, пролив Гибралтар? Ничего так, симпатично …

Тетка средних лет стоит на палубе, ветер треплет распущенные, плохо покрашенные волосы - наверное, кажется сама себе такой романтичной киногероиней. Теперь мы вместе - для Джека из Уганды и для Моше из Офакима мы с ней одно и то же, «эти русские». И надо принять – хотя очень хочется отречься.

Опять кушаем, опять спим – ну когда же это кончится!