Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

alina

(no subject)

alina

(no subject)

Я была в Кнессете - проходила инструктаж перед поездкой. Шеф сказал: я тебе должен задать дурацкий вопрос - в Освенцим хочешь? И я сказала - лучше уж туда чем... Шутка.

Ну вот, так я оказалась на этой фантасмагорической лекции, где уютный плюшевый еврейский профессор с академической скрупулезностью описывал как именно уничтожались его соплеменники, сколько трупов вмещали печи крематория, почему лучше всего горят толстые пожилые еврейки и зачем к ним подкладывали двух-трех младенцев. А из зала другие евреи задавали разные вопросы и яростно недоумевали: как это 2.500 трупов в час - по их расчетам что-то не стыкуется и где-то явно наебка.

А потом показали картинки, которые рисовал там один художник: грузовик набитый младенцами, которых офицер зондеркоманды достает по одному и кидает в колодец, пышущий огнем - так уничтожали трупы до изобретения крематория.

И это не Каприччос Гойи - это зарисовка с натуры.

В моей голове наступил ступор - я не могла думать ни о чем другом, и все пыталась понять, как могут люди докатиться до такого.

Долго очень думала и поняла: сначала их освободили от химеры совести. Они, дескать, делают хорошее дело, освобождают человечество от всякой нечисти - психов, пидоров, цыган, евреев. А дальше вступили в дело немецкая педантичность и пунктуальность: если уж надо уничтожать, то делать это следует максимально эффективно - быстро, качественно и с выгодой.

Педантичность - это тоже Дракон, как и другие, которые называютс не менее красиво: справедливость, вера, надежда, перемены.

А, скажем, страстность украинцев проявилась в том, что при Богдане Хмельницком евреев кидали в котлы с кипящей смолой - это красиво и театрально.
Смешно

Слава Шифрин - так трогательно, прекрасно и так узнаваемо!

В Израиле наступило лето, и на деревню к бабушкам и дедушкам слетаются наши друзья, в разное время закончившие Израиль и теперь продолжающие университеты жизни в других странах. В июне приезжает Натан из Майами, в августе - Саня из Англии, в октябре - Игорь из Торонто.

Мы вместе поедем в Иерусалим ("Ну хотя бы на пол-дня, ну хорошо, дорогая, можно без детей"). Мы обязательно пойдём гулять по Тель-Авиву.
Мы сядем в кафе на берегу моря, где наши друзья попросят меню по-английски для детей (а кто-то и для жён), а себе оставят меню на иврите
и успокоят официантку Оксану фразой "זה בסדר, אני מבין עברית".

http://sl-mayer.livejournal.com/3008.html#t6848
alina

Жопа с винтом или Прекрасный Бельмондаун

Это было круто, но внутренний голос, который я, к сожалению, слышу ой как нечасто, неожиданно проклюнулся и твердо заявил: не окликай, не надо – посмотри, какая у него мерзкая коричневая футболка цвета какашки. А мозги, которые, антр ну, никогда не были моим сильным местом, прошипели в ответ: шозабред, ну как это можно не поговорить с Борькой - тем более, что у тебя в этом самом Тель-Авиве нет пока никого. И, они, как всегда, победили – от слова беда.

Collapse )

Продолжение следует
Шапокляк писучая

(no subject)

Когда я была маленькой, ну то есть совсем детсадовкой, колготки еще не изобрели. Мы носили чулки в резинку, которые пристегивались к полотняному, специально для этого надетому лифчику с помощью очень непростой конструкции.

После дневного сна это все надо было надевать на себя самому - задача не для четырехлеток, скажем прямо. А особенно не для тех, у кого были проблемы с мелкой, средней, крупной и вообще любой моторикой - как у меня. Кстати, никуда они не делись и сегодня, только теперь этот феномен называют уже не моторика а "руки из жопы" - но смысл тот же.

Да, а потом одному из детей прислали в подарок из-за границы колготки. Которые назывались тогда штаны-чулки - ну, нет предмета нет и слова. И мы сразу оценили все удобство этой небывалой штуки и стали требовать от родителей, чтобы те cшили нам такую же - из двух пар чулок.

А позже колготки стали выпускать на заводах, и уже к моему классу третьему-четвертому они даже появились в магазинах - хотя и в постоянном дефиците. И тогда же какой-то гениальный человек изобрел это слово "колготки". Видимо произведя его от диалектного "колготиться" - то есть хлопотать. Или делать что-то долго, обременительно и с небольшим результатом.

И правильно назвал, потому что натягивать оба эти колготочных чулка от кончика ноги до самой попы и даже выше - дело не быстрое.

В общем вспомнила я все это после того, как новое русское слово "кошмарить" стало употребляться в газетах даже без кавычек. Кошмарить - то есть превращать чью-то жизнь в кошмар. Видно назрела острая необходимость в этом слове - ну как в свое время с колготками.
alina

(no subject)

Это - текст самой знаменитой песни Леонарда Коэна
Dance Me To The End Of Love





Dance me to your beauty with a burning violin
Dance me through the panic 'til I'm gathered safely in
Lift me like an olive branch and be my homeward dove
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

Oh let me see your beauty when the witnesses are gone
Let me feel you moving like they do in Babylon
Show me slowly what I only know the limits of
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

Dance me to the wedding now, dance me on and on
Dance me very tenderly and dance me very long
We're both of us beneath our love, we're both of us above
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

Dance me to the children who are asking to be born
Dance me through the curtains that our kisses have outworn
Raise a tent of shelter now, though every thread is torn
Dance me to the end of love

Dance me to your beauty with a burning violin
Dance me through the panic till I'm gathered safely in
Touch me with your naked hand or touch me with your glove
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

Вот тут история ее создания - кстати, далекая и очень от того, что мне лично представлялось: http://abu-liberal.livejournal.com/464384.html:


Вчера нашла перевод этой песни на русский - но не один а целых два: "исторический" и "доисторический". И такой у меня к вам, френды вопрос: какой из вариантов кажется вам более близким, более передающим настроение и атмосферу оригинала?

Свое мнение и имена переводчиков пока не скажу - чтоб не влияло.

Collapse )
alina

Портрет в перспективе

С. был изящен, остроумен, эмоционален, он писал стихи и закатывал роскошные скандалы - как буквально итальянский жиголо. Его любили бухгалтерши, бизнесвимен и даже одна женщина зубной техник- журналист.

Что неудивительно, ибо в украинской глубинке поэт значил гораздо больше, чем поэт, а также токарь, пекарь и водитель самосвала.

Детей у С. не было. "Я хочу сам есть первую клубнику" - так он объяснял эту свою особенность немолодой уже жене. А той приходилось соглашаться - практичные женщины шило на шило не меняют.

Теперь С. живет в Нью-Йорке. Скандалов не катает - некому. Клубники в суперах завались - круглый год и недорогая. Детей тоже можно приобрести, но на эмигрантское пособие не купишь и самого завалящего дауненка.

Да и годы уже не те - в 60+ пора подумать о душе, о городе-курорте Майами, об "принять ислам" наконец...
alina

Иврит - как много в этом слове для сердца русского слилось

Ну как можно считать чужой страну, где апостроф называется чубчик, а подтяжки - шлейкис, а?

Не говоря уж о "чимидане" и "балагане" - в их единственно верном и правильном значении.


ЗЫ: Соратник Мишка подкинул - манеж для кривоногих младенцев называется "павлик".
alina

Когда в последний раз рисовала – пятый вопрос флешмоба

В последний – уже не помню. Зато хорошо помню, что рисовала с детства. Принцев и принцесс. Часами, не останавливаясь. Нарисовав звездную пару, обязательно указывала, что это уже взрослые половозрелые особи – «ей примерно 12, а ему примерно 13».

Вообще рисование у меня всегда четко увязывалось с сексом – даже когда я еще не знала ни этого слова, ни этого действа. Куколки мои были очень трогательными и сексуальными. Я изображала их на картоне в купальниках, а потом пририсовывала им бумажный гардероб. За этими произведениями искусства стояла очередь из дворовых подружек – мы очень любили эту игру.

А потом я пошла в школу и подружилась с сестренками-близняшками Волобуевыми. У Оли и Лены папа был настоящий художник и сами они рисовали великолепно. Я поняла, что ловить мне тут нечего и занятие это совсем забросила. На уроке рисования, впрочем, изобразила как-то Венеру Милосскую – срисовала из «Легенд и мифов древеней Греции» - и вызвала полное непонимание и насмешливое удивление как училки, так и одноклассников. На дворе стояли глухие семидесятые и подобная «порнография» не поощрялась совершенно.

Затем я поступила на архитектурный факультет и рисование стало одним из важнейших предметов на целых пять лет. Архфак был выбран родителями по принципу «сначала стань инженером, а потом делай что хочешь». Дед обсудил проблему с коллегами из политехнического, сформулировав ее примерно так: «что делать с ребенком, у которого в голове только книжки и тряпки?» Коллеги пришли на корпоративную выручку, заодно вспомнив про собственных детей, которым тоже придется куда-то поступать. Их вердикт был обнадеживающим: «сделаем из нее архитектора на раз – и не таких дебилов обучали».

Архфак был очень престижным факультетом и ребята там собрались умные и способные. Все они неплохо рисовали и любили чертить, во что я поначалу просто не могла поверить – как можно любить это мелкое, ничтожное, выматывающее душу занятие? Помню на первом уроке по спецпредмету перед нами поставили античную вазу, всю в медальонах и завитушках, и потребовали отобразить ее на бумаге. Мы возроптали – как можно вычертить завитушки? На что наш преподаватель, пижон и краснобай по имени Саша Суворов, надменно заявил: вы архитекторы – значит обязаны вычертить все что угодно. И мои одногруппники засопели, вооружившись лекалами и линейками. А я так и сидела, потрясенная подлостью окружающих – обещали ж научить, а сами издеваются!

Но это были еще цветочки. Потом пошла начерталка, которую человеку без пространственного мышления никогда не освоить. Этот ужас я купировала тем, что переводила английский и писала акварельные натюрморты в обмен на чертежи. Кстати, натюрморты у меня выходили блестяще. Они были живыми и чувственными, как и наброски людей в движении – я просто выплескивала на бумагу свое нерастраченное и неосознанное либидо. Наш учитель рисунка Иван Емельяныч, который входил в аудиторию со словами «Всаживайтесь, товарищи», не знал, как к этому отнестись. Он был человеком старой закалки, исповедовал в живописи простой принцип «всех красок поровну» и, рисуя любимую жену в разных видах, не забывал тщательно изобразить помаду на ее губах. Короче, я получала четверки с плюсами – без всяких объяснений почему не пять. Хотя бы с минусом…
alina

Широк человек - я бы сузил (с)

Купила очередную книгу воспоминаний Тэффи. Не поленилась начать с предисловия и узнала, к своему удивлению, что у милой и юморной писательницы было трое детей, которых она бросила на первого мужа. И ушла ко второму, гражданскому, с которым и вела свою милую и юморную светскую жизнь.

Много думала. Что-то у меня в голове не стыкуется - хороший ведь человек, по всему написанному видно, а вот такое утворил.

А может это и есть плата за нормальную жизнь в соответствии со своими склонностями и установками. Все равно ведь благодарности от них (детей) никогда не дождешься - так фиг ли всю жизнь на них тратить?