Alina Zagorsky (a_dama) wrote,
Alina Zagorsky
a_dama

Category:

Кеашер ану бану...

Это даже как-то глупо и несвоевременно – рассказывать про то, как я приехала в Израиль.Ей-богу, ну кто же его – в смысле Израиль – еще не знает? Здесь нас уже больше чем там, и дел у нас тут немало, и проблем– и кому это вообще интересно, где живем? Интересно – как живем! О-о. Но я вам все равно расскажу. Даже если вы мне за это не заплатите. Потому что я такой человек, что всегда рассказываю. Потому что если не рассказать – то как бы ничего и не было. «Жил-был я – помнится, что жил…» А если описать – то это уже факт. А если хорошо описать – то как бы даже явление культуры.
С чего начинается Израиль? Израиль начинается с Израильского центра в каком-нибудь южноукраинском городе времен поздней перестройки. С такой бедной на лицо, и богатой внутренне развалюхи с охранниками у входа на манер каньона Ротшильд и повышенной концентрацией лиц еврейской национальности внутри. Нет, даже не так. Никакой они не национальности, несмотря на то, что Шнеерзоны и Янкелевичи. Они работают евреями, потому что за это платят. И они сидят там, в своих красивых кабинетах, и принимают других евреев, которые тоже не особо евреи, но по другой причине. Те, другие - глубоко русские( или украинские) рабочие и крестьяне. С неуверенной гордостью сообщают они каждому встречному в этом самом центре:: «наша бабушка была в девичестве Волькенштейн!» И их много, очень много . Так много, что это напоминает эвакуацию. Они приезжают из Мелитополя и Жмеринки, и сидят, и стоят в очереди до глубокой ночи. Иногда выходят на улицу, многажды предупредив соседей, что они сейчас, сей момент, совсем ненадолго. Охранник такие выходы не одобряет– видимо, они наносят ущерб безопасности Израиля.А про безопасностьтут понимают ! Нет большего патриота эрец Исраэль, чем новомосковская колхозница, чью бабушку Волькенштейн признали легитимной . Тем не менее, природа берет свое, а туалета для народа в консульстве не предусмотрено.
В очереди тоскливо, но есть одна пара, за которой я наблюдаю с интересом. Девочка лет семнадцати с огромным животом и лицом сикстинской Мадонны, и ее муж – лет сорока и с внешностью Шарикова. Ну очень противный, совсем ей не подходит! Хорошо бы его не пустили в Израиль – думаю я себе - ведь и вовсе калмык какой-то, ну что ему там делать? А девочка смотрит на него любящими сикстинскими глазами, и гладит потихоньку, и становится от этого еще красивей.
А вот эти двое стариков учат иврит и все время переругиваются. Они и правда почти старики, но как-то легко представить их в юности – очень уж студенческие отношения, легкие.
- Валька, ну ты поняла или нет? Олехет– это в настоящем времени. А в прошедшем – алахти. Очень просто.
- Да отстань ты от меня, это тебе просто. А я все думаю – стулья складные брать или нет? Фима говорит, что со стульями там проблема …
- Этот твой Фима сам большая проблема! Десять лет в Израиле – до сих пор никто, ничто и звать никак! . У него – другое, у нас – совсем другое.
- Я посмотрю, кем ты там станешь….
- Не отвлекайся: олхим, олхот,алахну…
Но вот открывается долгожданная дверь и я внутри. Консул очкаст, толст , важен и говорит по-русски почти без акцента. Правда, потом оказывается что сам родом из Харькова. Он внимательно просматривает мои документы и одобряет: « Так, мать, Мира Абрамовна, - хорошо, отец Виктор Теодорович– очень хорошо. А как бабушку звали? Эсфирь Рафаиловна? Очень, очень хорошо – поздравляю вас с израильским гражданством!»
И все завертелось, завертелось…Выносят мебель из квартиры и соседи начинают понимать, как им будет не хватать меня.
- И кого же вы вместо себя оставляете?
Как будто можно покупателя выбирать! Квартира, наша надежда и опора , главное преимущество социализма ( «уж что-что , а крыша над головой тут всегда есть!») почему-то не нужна никому и это очень страшно. Но в тот момент когда решаешь послать все к черту и уезжать так – покупатель внезапно находится.
Последняя ночь в пустом доме (диван наутро забирает подруга) .Промозглая осень, ноябрь - серо, гадко. И кучка людей на перроне - небольшая. Но чтоб собрать их понадобилась жизнь. Это – мое богатство и второго такого уже не будет. Все. Маспик. Алахну.


Продолжение следует…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments